Видео

21 Декабря 2016 года

Паршин в гостях у Веденеева #3 - Ненужность брокеров и Facebook как замена бирже

Паршин в гостях у Веденеева #3 - Ненужность брокеров и Facebook как замена бирже



Веденеев: Плавно перейдем к тому, о чем мы с тобой бурно обсуждали, то есть из-за беспредела рынка и Центрального банка, да, то есть, и биржи, который мы наблюдаем по отношению друг к другу, как физические лица, да, и, соответствен-но, как юридические лица. Но я все равно верю в светлое будущее. Ну, я прям ве-рю в светлое будущее, несмотря на то, что так все происходит, я все-таки…

Роман: Веришь в светлое будущее чего? России?

Веденеев: И нашей страны.

Роман: Фондового рынка?

Веденеев: И фондового рынка, и всех других…

Роман: А на чем это основывается?

Веденеев: Я оптимист по жизни. Ты знаешь, меня все время спрашивают, как бы, Сань, когда ты свалишь из этой страны, там, допустим, в США? Я говорю, ребята, просто, ну, в нашей стране можно делать то и у нас есть перспективы делать то, что ни в одной стране невозможно сделать. Опять же, связано с ментальностью, со страной, просторами. У меня была такая голубая мечта, вот честно скажу, когда вот в детстве у меня было несколько мечт. Это, допустим, там, научиться играть на рояле, управлять мачтой, ну, вернее, яхтой с одной мачтой или с двумя. Прям вот реально мачты.

Роман: Хорошие цели, мечта – это супер!

Веденеев: И потом у меня вот дикое желание возникло, когда я много стал вре-мени проводить в США, заниматься культурным проектом. Знаешь, вот прям кон-кретно дороги, железные дороги.

Роман: Ты насмотрелся канала Discovery?

Веденеев: Я его постоянно смотрю. Это единственный канал, который у меня пе-риодически все время там как где-то фоном, бывает, работает. Потому что там действительно что-то интересное. И Animal Planet периодически. Мне прям захо-телось…

Роман: Ну, Discovery – это там просто тебе сам бог велел. Там постоянно вот эти инфраструктурные темы.

Веденеев: Да, инфраструктурная тема – это реально круто. Потому что я, пони-маю, ведь мы, по факту, любим не страну…

Роман: А зачем тебе тогда фондовый рынок? Тебе надо заниматься инфраструк-турными темами. Потому что я, например, я пришел на рынок…

Веденеев: Рынок – это то, что позволяет тебе создать необходимый запас или инструмент для того, чтобы заниматься чем-то другим.

Роман: Нет, я считаю, что рынок – это рынок. Вот рынок – это как такая же работа. Это…

Веденеев: Но деньги ради денег – это глупость.

Роман: Нет, это не глупость. Почему?

Веденеев: Это глупость потому, что нету развития. Нету развития.

Роман: Это прекрасное развитие, на самом деле. Ты можешь выходить, ты мо-жешь развиваться.

Веденеев: Нет, нет, нет. У тебя развитие какое? Деньги ради денег? Смешно.

Роман: Почему ради денег? Ради создания лучшего мира. Почему нет?

Веденеев: Если создание лучшего мира, тогда ты используешь деньги, как ин-струмент. И здесь есть развитие. Ты зарабатываешь определенный объем капи-тала для того, чтобы его, допустим, вложить в инфраструктуру.

Роман: Я могу ту же финансовую структуру улучшить. Вот, посмотри. Как продви-нулась финансовая сфера за последние 10 даже лет. Обрати внимание.

Веденеев: Именно в России или вообще?

Роман: Даже в России. Даже в России как появились банки, которые не имеют отделений. Тот же «Тинькофф». У него нет ничего. Это, по сути, одно здание, име-ющее там три с половиной тысячи сотрудников или пять с половиной тысяч со-трудников.

Веденеев: Ну, в плане с Тиньковым я не могу не согласиться. Тут много всего было за 10 лет.

Роман: 10 лет назад такого еще никто не мог подумать. Были первые заделы, ко-торые снова пытались сделать «Русский стандарт». Там еще, но у них было тупо кредитование, просто кредитование, на которое они садились в отделениях, в ма-газинах и предлагали кредиты людям, которые покупали товары.

Веденеев: Ну, мало что вообще…

Роман: А сейчас? Сейчас, смотри, сколько у него ... Появились конкуренты. Появился там «Рокетбанк». Пускай, маленькие, но как они красиво друг друга троллили, например. Появился там, не знаю, сейчас пошли по этому пути как раз «Точка», которая ты говорил, «Модульбанк». Кто у нас третий там еще?

Веденеев: Это прекрасно, это прекрасно!

Роман: Это здорово! Это шикарно!

Веденеев: Сейчас многие вещи уйдут вообще в…

Роман: И еще дальше пойдут, и еще дальше пойдут.

Веденеев: А тот же самый, например, брокеридж или…

Роман: Брокеридж – это…

Веденеев: Они уже в интернете и еще сильнее уйдут туда.

Роман: На самом деле мы подходим к тому состоянию, когда Центральный банк, который пишет какую-то стратегию, он совершенно не пишет стратегию. Он пишет какое-то свое представление. На самом деле, рынки – они гораздо сложнее, они гораздо умнее, они сделают такой рывок.

Веденеев: Мне кажется, Центральный банк – такая структура, они очень сильно технологически отстают от реальности.

Роман: Конечно, конечно.

Веденеев: Все, что они упускают…

Роман: Нет, на самом деле, у них есть проблема. Они ориентируются на запад-ный опыт, который уже…есть резолюции, там всевозможные регуляции, которые выпускают европейские всякие организации. Но это уже опыт чиновников, который пройден. И эти чиновники, которые выпустили эти регуляции и перевели на русский, они, на самом деле, уже ушли на шаг вперед.

Веденеев: Но мы с тобой смотрим на это, глобально на это смотрим. Любая ин-фраструктура, то есть структура, она пытается сама себя сохранить. А если она нам не совпадает? Прости, что перебиваю. Новость офигительная. Швейцарские банки у нас всегда впереди планеты всей и первый швейцарский банк у нас что? Он начинает выпускать криптовалюты официально. Да, он будет первый, кто вы-пустил.

Роман: Нет, ну в России уже какие-то там были эти…транзакции или еще что-то.

Веденеев: Да, я тебя умоляю! Что там – это все ерунда. Ты знаешь, расскажу те-бе как геймеру. Как геймеру, который играет в игрушки компьютерные.

Роман: Везет тебе! Вот ты везучий человек. Я не играю в игры.

Веденеев: А, ты знаешь, я периодически не то, что я там себя заставляю, но пе-риодически играю в тот момент, когда нужно отвлечься от рынка. У меня три мо-нитора. Я могу себе это позволить.

Роман: Красиво живешь.

Веденеев: Еще бы! Сколько я для этого работал, чтобы красиво жить. Красиво жить – ну, знаешь, а я всегда говорю так, что наслаждаться жизнью нужно здесь и сейчас. Но при этом думать о будущем тоже нужно. Нельзя там все запускать, как говорится, в ноль. Ведь завтра будет день. Значит, хочу сказать именно как геймер по поводу криптовалют и вообще, её истории вот этих вот виртуальных валют. В свое время компания Sony подхватила, и еще несколько компаний. В чем была фишка? Была игровая валюта, то есть внутри игры какая-то своя валюта была, которую ты покупал за реальные деньги. Первый, кто это поддержал, это были мировые корпорации, в плане своего софта и внутреннего устройства сетевых каких-то ресурсов. И автомобильные компании, где ты мог реально, за вирту-альные деньги, купить реальный товар, который тебе нужен, тот же самый авто-мобиль, на котором ты можешь ездить. То есть история этих криптовалют вирту-альных и сделок, она идет именно с игровой индустрии, которая, как я напомню, всегда об этом говорю, ребята, единственная индустрия, которая прибавляет 28 ярдов в год. Это – как минимум. Это было еще несколько лет назад, а сейчас, я думаю, и подавно больше.

Роман: Мне кажется, Black Rock в месяц собирает больше. Но это не суть важно. В данном случае…

Веденеев: Black Rock один, а игровая индустрия, она влияет на…

Роман: Правильно. Black Rock не один. Black Rock – это всего лишь…есть еще Vanguard есть.

Веденеев: Нет, я имею в виду, что Black Rock – это всего лишь одна из таких столпов, которая влияет на международные финансовые потоки. Вопросов нет. Я их не умаляю.

Роман: Я это к тому, что ты говоришь, что это собирает. Вот, ребята, тоже соби-рают. Не суть важно. Я к тебе обращаюсь обратно к вопросу.

Веденеев: Все взаимосвязано. Технология и другие вещи.

Роман: С чего начинались, если вспомнить, биржи? Да, биржи начинались с того, что люди собрались. Потом это все перешло в…

Веденеев: Начиналось все с доски и механической ерунды, которая рассчитыва-ла графики. Я её видел в музее.

Роман: Подожди, это уже следующий этап был. А так, по сути, это было что? Люди собрались в помещении и стали чего-то там торговать. Так прошли торги. Потом появился телеграф.

Веденеев: Они стали орать листочки вот эти.

Роман: Телеграфы появились.

Веденеев: Телефоны.

Роман: И это все было до начала даже 2000-х…

Веденеев: Я с ужасом обнаружил, что первый телевизор и первое телевизионное вещание в космосе было в этом, в гитлеровской Германии, в 1936 году. Я вообще офигел.

Роман: Видишь как. Я тебе к тому, что за последние, там, 15 лет этих торговых полов, перестали существовать, по сути, везде.

Веденеев: Ну, если мы говорим про ямы, так называемые, которые были.

Роман: Ямы – да, да, торговые полы.

Веденеев: Вот, я успел застать, успел застать три ямы…

Роман: Тоже, да.

Веденеев: Но они полупустые.

Роман: Ну, я, когда работал на бирже еще, на Московской бирже, там как раз, ММВБ, там как раз.

Веденеев: Ну, я говорю не про российскую.

Роман: Я был на Московской. В России я был на Московской фондовой бирже. Ну, в РТС никогда не был.

Веденеев: А в США удалось тебе побыть?

Роман: Слушай, я был знаешь где? Я был… а, в США? В США, в США – нет. В Нью-Йорке я не был. Я был в Nasdaq. Я был в Вашингтоне просто в свое время. Вот, я был в комиссии по ценным бумагам. Я был в Nasdaq, я был…в Лондоне не был. Проходил мимо биржи. Но там же она всегда уже в электронном виде.

Веденеев: Логично.

Роман: Я был в Монреале, я был во Франкфурте. То есть там, во Франкфурте я еще застал торги. И в Монреале, я помню, было очень так забавно. Ну, я к чему? Я возвращаюсь к вопросу. Я хочу тебе сказать, что сейчас, сейчас, тогда, вернее, тогда люди почему меняли? Потому что им надо было…есть клиенты, они дают поручения брокеру. Брокер бежит…он дает поручение курьеру, курьер бежит на биржу, отдает поручение, ордер отдает маклеру.

Веденеев: Достаточно посмотреть несколько фильмов, там, «Брокер». «Брокер» там заканчивается…там показано развитие, как это было.

Роман: …дело сделано. Сейчас, сейчас, когда мы работаем в век информацион-ных технологий…

Веденеев: Ничего не надо. На телефоне нажал…

Роман: На самом деле, тут возникает вообще вопрос: а нужен ли тебе брокер, по сути? Потому что биржа…

Веденеев: Ну, брокер – это мы говорим, это не мальчик, который бегает, там, выполняет твои поручения. А это посредник просто, сейчас это посредник. Сейчас это не мальчик, который выполняет поручения.

Роман: …ты не можешь в один зал впустить миллион человек, например, тогда.

Веденеев: Ну, да, да.

Роман: Ну, какой ангар нужен. Я не знаю, тебе нужно футбольное поле. Тебе нужно 100 футбольных полей. Как ты будешь там торговать одну бумагу? Как там будет это все? Сейчас, когда мы перешли в состояние, когда тебе биржа, на са-мом деле…

Веденеев: А сейчас один ящичек и ты миллион…

Роман: Биржа, конечно, биржа, когда тебя биржа уже знает тебя лучше, твой риск-менеджмент биржи знает тебя, как облупленного. Он знает, на каких рынках ты работаешь, какие у тебя риски выделены. Тебе брокер, по сути, не нужен. По-тому что брокер, на самом деле, для тебя становится наоборот, дополнительной обузой. Потому что ты должен платить брокеру, ты должен брать риск брокера на себя. И по факту получается, что брокер у тебя…

Веденеев: Вопрос: когда на фиг брокер канет в лету и будет один конкретный клиент, и с ним непосредственно биржа будет напрямую работать? Сейчас такое есть, сейчас такое есть, но ты для этого должен определенные объемы выполнять для того, чтобы вместо посредников напрямую работать с биржей.

Роман: Подожди, есть компании, которые как раз и работают.

Веденеев: Нет, без компаний, я говорю, конкретно «физик». Без всяких компа-ний. Напрямую с биржей.

Роман: Нет такого. Нет такого.

Веденеев: Есть, есть.

Роман: Нет, не может быть такого.

Веденеев: Ну, есть такое.

Роман: Ну, нет, поспорим?

Веденеев: Ну, есть, у классиков жанра – есть. Сашу Жаворонка знаешь?

Роман: Да.

Веденеев: Ну, он же напрямую в этом плане работает?

Роман: Давай?

Веденеев: Если ты говоришь про этический аспект – да. Но они работают, не как компания.

Роман: Не, ну, подожди. Нет, ну, это другой вопрос.

Веденеев: Потому что они юридически…я говорю, вот ты говоришь, правильно – физически.

Роман: Market access? Да, это, по-моему, пожалуйста, это все сейчас предостав-ляют.

Веденеев: Нет, маркетмейкерство – это отдельный момент.

Роман: Нет, DMA. Здесь нет никакого маркетмейкерства. DMA – это просто дают тебе, просто канал тебе прокладывают на бирже и ты торгуешь.

Веденеев: Да, это есть. Но проблема в том, что вся фишка и цель, что тебя могут пустить как брокера. Потому что…почему есть брокер, как посредник? Потому что он определенный объем выполняет заявок и несет ответственность определен-ную, как именно брокер.

Роман: А какую он несет ответственность? Вот в данном случае, как «физик» - я, если бы у нас было на Т+3 реально, когда я сделал сделку и потом поставил бро-керу на третий день деньги, а он этими деньгами рассчитался с биржей, поставил ее в клиринг, да, в клиринг-хаус, и там прошли расчеты бы все – это было бы од-но. Сейчас, когда 100% преддепонируешь деньги.

Веденеев: Смотри, это как в США.

Роман: 100% денег ты поставил брокеру, а он уже там…

Веденеев: Есть депозитарий, брокер и биржа. По факту у нас.

Роман: Ну, конечно.

Веденеев: В США это не может быть одна компания. Это должны обязательно быть разные.

Роман: В России то же самое. Юридически они разнесены, хотя это группа.

Веденеев: Да, ну, по факту это все в одной корпорации делается.

Роман: У DTCC тоже есть как бы, собственно, да. Надо понимать это прекрасно.

Веденеев: Ну, та же самая компания «МП». Вроде бы разная компания, да, но везде фигурирует слово «МП»

Роман: Так вот, вот, смотри. Единственное, для чего тебе нужен брокер, для, ну, как бы…

Веденеев: Это посредник, который отправляет мои заявки на биржу.

Роман: На самом деле, когда ты работаешь на разных биржах и тебе должны ве-сти какую-нибудь единую позицию, вот тогда тебе возникает, нужен брокер, чтобы он тебя взвешивал, скажем, так, понимал твои риски.

Веденеев: Брокер дает еще, помимо биржи, он тебе дает определенные плечи.

Роман: Плечи тебе может дать также прекрасно биржа, как…

Веденеев: Тогда вопрос: а какого хрена брокеры нужны нам?

Роман: Я тебе говорю, что мы к этому придем лет через 10, когда индустрия пой-мет, что брокер – это, скажем так, человек…потому что сейчас появляются инве-стиционные консультанты. Просто биржа пока, сама биржа, Московская биржа, её менталитет не созрел до понимания того, что ей не нужны посредники. Потому что она думает: как я буду работать с миллионом клиентов? Легко она будет рабо-тать. У тебя, через госуслуги ты заходишь прекрасно, регистрируешься на этой бирже, да, переводишь деньги. Тебе сейчас вообще физически никуда ходить не надо. Тебе единственное надо…

Веденеев: Ты сейчас загнул. Госуслуги. Это ж бабки пойдут через государство!

Роман: Почему? Ты открываешь счет просто через госуслуги, а деньги ты вво-дишь напрямую. Вот.

Веденеев: Но ты же открываешь счет через госууслуги? Значит, доступ к счетам будут иметь все.

Роман: Ну, я к тебе к тому, что финмониторинг тебя всегда смотрит, конечно. Но…

Веденеев: Смотрит – одно, а когда он это через свои инфраструктуры проводит – другая тема.

Роман: Это мы с тобой рассмотрели только вот с одной стороны, с одного бока, только ситуацию с брокером.

Веденеев: Мне кажется, в тебе сидит, отчасти, регулятор ЦБ, где-то там, внутри. Он в тебе сидит.

Роман: Нет, нет. Просто я хочу понять…

Веденеев: И периодически – оп! – туда.

Роман: Нет, я просто хочу понять. Я всегда смотрю, я пытаюсь понять. Я в своей компании пытаюсь понять, что мы будем делать через 10 лет. Через 5 лет я знаю, что мы будем делать. Я хочу знать, что мы будем делать через 10 лет. Для этого регулятор должен нас направлять.

Веденеев: А вот скажи, что ты будешь делать через 5 лет, вот, ваша компания?

Роман: А я не скажу тебе. А вот я тебе не скажу как раз.

Веденеев: Ну, через 5 лет расскажешь.

Роман: Через 5 лет ты будешь видеть, свидетелем этого.

Веденеев: А, знаешь, что надо делать?

Роман: Здесь безусловный план надо иметь.

Веденеев: Знаешь, чего я хочу сказать?

Роман: Чтобы я написал на бумажке, и мы положили в депозитарий.

Веденеев: Не обязательно в депозитарий. Чтобы ты это написал.

Роман: Я могу написать это.

Веденеев: Смотри, ты можешь это записать, прям на видео. Даже может тот же самый Артур записать просто, что такой-то год, такое-то время. Я вот, через пять лет мы будем вот это. А потом, вот через 5 лет это откроем.

Роман: Можно сделать так, не проблема.

Веденеев: Мне кажется, будет круто.

Роман: Будет круто. Нет…давай.

Веденеев: Договорились, договорились. То есть я смотреть это не буду, ты про-сто для себя снимаешь. Артур, соответственно…

Роман: Я просто хочу, я не хочу этого рассказывать потому, что в этом есть опре-деленный коммерческий…

Веденеев: Естественно. Но тогда, когда это уже выйдет на рынок и это произой-дет, об этом можно сказать.

Роман: Конечно, конечно. Мне важно как там человек, который занимается в этой индустрии, работает, мне надо понимать те действия, которые думает регулятор. Я хочу, чтобы он думал не на полшага вперед, а чтобы он смотрел, как именно на регулятор, который управляет, выстраивает эту инфраструктуру. Потому что, то же самое можно говорить про систему Underwriter, андеррайтинга, что сейчас там система, которая есть на Западе, она же трансформируется очень активно.

Веденеев: Она тоже развивается, она не стоит на месте.

Роман: Нет, она, более того, гораздо упрощается.

Веденеев: Облагается.

Роман: Да это ерунда, на самом деле. Лоббисты, они скоро курить будут в сто-ронке по одной простой причине – у тебя растет огромная инфраструктура крудфандинга. У тебя примеры Kickstarter, у тебя Indiegogo - куча других, опять же, площадок и агрегаторов, которые собирают бабки под конкретные проекты. Вот там, под, не знаю – создание чашки с автоподогревом. А, в данном случае…

Веденеев: Ну, возьмем компанию Facebook. Начинала как соцсетка, сейчас, ну…

Роман: А пройдет еще некоторое время, как Тиньков смотрит…

Веденеев: Элон Маск – это отдельный персонаж.

Роман: Тиньков смотрит только на шаг вперед, когда он говорит, что ты через Fa-cebook сможешь управлять платежами. И так и…

Веденеев: Конечно. Так Facebook единственный, кто покрывает Африку интерне-том. Они запускают автономные самолеты…

Роман: Так они дальше пойдут. Они будут проводить, такие, как Facebook будут проводить…

Веденеев: Смотри, «Перископ» был у нас, он есть. Но сейчас…

Роман: Нет, я тебе к тому, что…

Веденеев: Face lite его вытесняет, например.

Роман: Я тебе про супинацию страны. Я тебе говорю, что у них будет «пи ту пи». Это просто жопа.

Веденеев: Смотри, комплексный подход.

Роман: Дальше будет что? Дальше выходит эмитент. Как привлечь бабки? Надо идти к кондорайтеру. Сколько он захочет? 2% за это, там еще расходы…

Веденеев: А зачем? Facebook предлагает под своим аккаунтом зайти…

Роман: Зашел, разместил все.

Веденеев: Если сейчас существует столько программ…

Роман: Конечно, конечно.

Веденеев: …и кроме Facebook и ВКонтакте. Да, все есть, все есть.

Роман: Вот она как идет движуха-то.

Веденеев: И пошло, поехало.

Роман: Не надо тебе никакого…

Веденеев: Facebook знает все о твоей жизни. Но это хрен удобно, с одной сторо-ны. С другой стороны…

Роман: На самом деле, сейчас что позволяют наши системы как бы внутреннего учета, внутреннего учета, бухгалтерии. Нажал кнопку – у тебя вся уже выложи-лась, у тебя вся отчетность, она и готова. Нажал кнопку – она у тебя разместилась, где хочешь. Все, кто надо, ознакомились. Кому нравится – нажал и купил. Не хватает чего? Не хватает стандартизации.

Веденеев: Знаешь, чего тебе не хватает? Выложил – лайк-дизлайк, лайк-дизлайк. Вот эту надо тему сделать.

Роман: Так это же тоже велико, на самом деле. Это может быть фактором, кото-рый будет…

Веденеев: Кстати, это интересная тема. Я потому что ни разу не видел, знаешь вот, отчета, когда выкладывают компании…ну, видеоотзывы – понятно. Лайк-дизлайк. Вот мне кажется, надо эту тему сделать: понравился отчет – не понра-вился отчет. И комментарии на эту тематику.

Роман: Нет, проблема-то в том, что я, почему начал, почему я начал рассказывать про Германию, в которую мы ездили и изучали опыт там раскрытия информации. Мы ходили, жили там, в… неделю мы жили во Франкфурте и смотрели как раз, как работают BAWe, как они как раз борются с инсайдом. Мы ходили на Франкфуртскую биржу как раз, мы ходили там в Дрезднербанк.

Веденеев: И чё, боролись они с инсайдом?

Роман: Да, манипулирование, кстати, у них разделено. Инсайд – это регулятор. BAWe тогда был. А манипулирование, как раз Deutsche Borse боролся. Но что важно как бы было? Что у них, например, тогда еще, они как раз перешли на евро и миллион сделок в день у них проходило. Если в начале 90-х у них было чуть больше 100-200 тысяч сделок в день проходило в рамках Deutsche Borse, к концу 90-х у них выросло до миллиона. И у них выросло…да, но что важно? У них была комплексная система информации ad-hoc. То есть происходит событие у эмитен-та, они в рамках часа…ему отведен час. 30 минут – он должен уведомить об этом регулятора и биржу. Нет, он должен как бы уведомить регулятора и уведомить биржу и регулятор еще в течение получаса рассматривает вопрос: раскрыть эту информацию или не раскрывать. Всё – час. И через час информация доводится до всех участников одновременно. Все находятся в равных условиях.

Веденеев: Но если там есть информация, которую если ты регулятору отправил, не он решает, а ты обязан, если информация открытого доступа…

Роман: Нет, нет, да – ты должен пройти через этот…

Веденеев: Но если та, которую ты обязан всем предоставить: и клиентам, и участникам рынка.

Роман: В первую очередь ты должен предоставить это…

Веденеев: Вопросов нет. Регулятор если скажет: эту информацию не раскры-вать. Здесь они противоречат сами своему законодательству. Есть часть инфор-мации, которая…

Роман: Есть, просто есть всегда информация, которая, да…

Веденеев: Да, но какую часть?

Роман: Они, на самом деле, немцы, они в этом плане всегда были, причем, они всегда педантичны настолько. Вот я настолько их уважаю за это, за то, что они всегда относились уважительно к своим законам, к своим правилам, которые при-няты.

Веденеев: Машины еще неплохие делают.

Роман: Машины хорошие – согласен.

Веденеев: Вообще, мне кажется, Третий Рейх где-то там окопался, засранцы.

Роман: Так вот…

Веденеев: В Аргентине, по-моему, они в большей части.

Роман: Второй момент, какой важный. Что у нас до сих пор нет системы EDGAR, например. Американская система EDGAR раскрытия информации.

Вернуться к списку