Видео

26 Декабря 2016 года

Инвестиции в элитный алкоголь (виски, вино, коньяк) - возможности и риски

Инвестиции в элитный алкоголь (виски, вино, коньяк) - возможности и риски



Сергей Салтыков: Существует еще один инвестиционный момент, связанный с алкоголем. Дело в том, что дорогие вина, дорогие коньяки и прочие напитки с возрастом часто сильно дорожают, и возникает желание у многих людей – это было на Западе, сейчас это переходит на Россию – создать себе, так сказать, инвестиционный портфель из напитков, которые по предположению владельца портфеля, должны дорожать. То есть купить трехлетние вина хорошего урожая, а через 10 лет они будут там стоить в 10 раз больше за бутылку, чем когда я покупал. Купить трехлетний виски прямо в бочке и, может быть, в этой солодовне, в этой вискарне, где стоит бочка в подвале, на ней напишут это ваша бочка, через 10 лет эта бочка тоже будет стоить в 10 раз больше и она уже будет там уже вашей. И вот люди, которые этим озаботились, стали составлять запасы себе таких вин на вырост, алкоголя на вырост, породили и предложения. Уже возникают паевые фонды, которые собирают картины, другой антиквариат и, в том числе, и собирают элитный алкоголь. У меня по этому поводу такое мнение на этот счет. Вообще говоря, выдержка алкоголя – это очень длительный процесс. В то же самое время, как любая мода, мода на спиртные напитки, она приходит и уходит. Поэтому мне лично представляется, что по отношению доходности к риску, этот род инвестиций все-таки недостаточно хорош. Когда вы делаете инвестиции на 10 лет, вы находитесь под риском, что за эти 10 лет просто сменится мода, например, будет не модно пить. Или, например, выйдет из моды коньяк. И, конечно, 10-летние инвестиции – это очень большой риск. Хотя многим кажется, что этот риск окупается большой потенциальной доходностью, лично я так не считаю. Тем не менее, я думаю, что многие люди этим занимаются и будут заниматься, но не потому, что это уж такая инвестиционно привлекательная деятельность, а потому, что опять же, этот элемент хобби. Потому что ты сам выбираешь что купить, потому что ты это занятие любишь. И это, естественно, невозможно перебить, это все равно будет.

Что касается все-таки соотношения риска и доходности долгосрочных инвестиций в элитные напитки – вино и виски, коньяк. Тут возникает очень странная ситуация, когда эти очень дорогие напитки мало кто продает и мало кто покупает. Можно сказать так, что это узкий рынок, узкий рынок с ограниченной ликвидностью. Что происходит на узком рынке с ограниченной ликвидностью? Он очень подвержен влиянию, скажем, моды, то есть какого-то тренда. Если у тебя ситуация оказалась такая, что продавцов мало, а покупателей много, допустим, экономический бум в Китае и китайцам стало модно покупать сверхдорогой виски, то тогда цена, естественно, полезет безумно вверх. А если ситуация такая, что у тебя какой-то экономический кризис, например, или по какой-то причине вышел этот напиток из моды, то количество покупателей устремляется к нулю и ты, в общем, свою безумно дорогую инвестицию не сможешь реализовать. То есть здесь риск ограниченной ликвидности, он двояко выступает. С одной стороны, как потенциал безумного роста цены, с другой стороны, и как потенциал падения стоимости того, что ты делаешь.

Если даже мы, например, оценим доходность инвестиции за 10 лет в 10 раз, это будет очень оптимистичная оценка. Сколько же это у нас получается в годовых? Это навскидку получается, примерно, 25% годовых. Но, во-первых, при хранении возникают издержки. Мы должны это как бы оценивать. Во-вторых, если хранение производится в бочке, то напиток потихоньку испаряется. Это называется «доля ангелов». «Доля ангелов» составляет 2-3 в год. То есть вы купили полную бочку, а через 10 лет у нее осталось 2/3. То есть продукт сократился в объеме. В-третьих, если это хранится где-то не дома, то ты должен платить за это хранение. А если ты хранишь дома, ты не сможешь удостоверить подлинность этого продукта. Собственно говоря, кроме твоей репутации, что в твоем подвале это хранилось, и ты честно купил, что там, на этикетке написано, никто не поручится, что это соответствует действительности. Поэтому возникает некий риск, скажем, сертификации, удостоверения качества товара. Он минимален, если товар хранится у производителя и непрерывное, скажем, наблюдение, непрерывный жизненный цикл может быть подтвержден документарно. Если же хранение этого товара производилось у каких-то частников, может быть, даже 2-3 передела прошло, то уже очень трудно подтвердить подлинность этого товара. Соответственно, это может сказаться на его цене. И вот если сравнить обычные биржевые инвестиции в обычные биржевые инструменты, то есть в акции, в облигации – в крайнем случае, товары, такие как золото – с инвестициями в антиквариат или там, в спиртные напитки, то есть с экзотическими инвестициями, то, с моей точки зрения, как управляющего, безусловное преимущество биржевых инструментов почему? Потому что очень высокая ликвидность. Я могу в доли минуты, в секунды купить или продать этот объект. Очень большое количество покупателей и продавцов, что выравнивает цену, делает ее более справедливой и, соответственно, уменьшает риск для меня внезапного провала. Но, правда, оно и уменьшает вероятность безумного роста.

И, наконец, у меня нет проблем, связанных с рисками при хранении, с рисками при сертификации. Для меня биржевой товар, который хранится на бирже, то есть акции, облигации и так далее – это вещь, затраты на хранение которых я почти не несу. То есть я об этом даже не задумываюсь. И риски хранения которых, практически, равны нулю. А вот риски хранения, допустим, антиквариата или бочки со спиртным, они очень даже и велики. А вдруг будет пожар, а вдруг вор украдет, а вдруг бочка прохудится и зелье вытечет? Мало ли какие проблемы, связанные с хранением могут, скажем, обесценить мои инвестиции.

Вернуться к списку