Видео

23 Января 2017 года

Знаком ли с алгоритмической торговлей Андрей Мовчан?

Знаком ли с алгоритмической торговлей Андрей Мовчан?



Андрей Горчаков: Здравствуйте, уважаемые дамы и господа! Сегодняшнее наше видео будет посвящено нашумевшей статье Андрея Мовчана в Facebook об алгоритмической торговле. Статья оказалась очень популярной, она набрала более 2000 лайков и больше 600 перепостов. Её заметили СМИ, где она вышла под названием « Будущее или новый вид мошенничества: что надо знать об алгоритмической торговле». Начав читать эту статью, первое, что для меня явилось открытием, это то, что Андрей Мовчан заявил, что он хорошо знаком с алгоритмическими стратегиями. Вообще я никогда не слышал об успехах таких компаний, как «Тройка Диалог», "Ренессанс Управление Инвестициями" или «Третий Рим» на ниве управления активами клиентов посредством алгоритмической торговли. Поэтому в этой ситуации Андрей Мовчан говорит о том, с чем он лично вряд ли сталкивался в своей практической деятельности.

Первое, что меня удивило в процессе изучения отношения Андрея Мовчана к алгоритмической торговле, о котором я, практически, до этой статьи ничего не знал – то, что, оказывается, это не первая его статья на тему «Алгоритмическая торговля», а предыдущая появилась еще в журнале «Форбс» в 2012 году. И в той статье Андрей достаточно откровенно высказался о причинах своей критики алгоритмической торговли, что эта критика связана с тем, что все труднее становится убедить инвесторов вкладывать в классические методы фундаментального анализа, то есть в buy-and-hold.

Вообще мне, как человеку, который начинал с алгоритмической торговли на российском фондовом рынке, очень приятно, что мы выросли из коротких штанишек и стали конкурентами доминирующего метода управления деньгами инвесторов на российском рынке – это «купил и держи». Поэтому внимание со стороны, в общем-то, действительно известного человека в сфере таких технологий управления капиталом, мне, как человеку, занимающемуся несколько альтернативными методами управления капиталом, весьма лестно. Но в то же время, конечно, та популярность, то количество лайков, которые были поставлены этой статье, мне несколько обидно. Поскольку сама статья, в общем-то, основана на одном утверждении, которое делает Андрей Мовчан об американском фондовом рынке. Утверждение это очень простое, хотя и достаточно смелое и для меня, надо признать, неожиданное. Это утверждение о том, что на этом рынке выживает только несколько типов людей. В первую очередь – это инсайдеры.

Ну, вообще мне казалось всегда, что на американском фондовом рынке инсайд – это уголовное преступление. Во вторую очередь – это крупные посредники, в третью – это глобальные игроки, в четвертую – это монстры с сотнями аналитиков, которые к тому же имеют возможность влиять на государственных мужей.

И, наконец, последние, кого причислил к выживающим на этом рынке Андрей Мовчан, это те, кто потратил сотни миллионов долларов на технологии быстрого доступа к бирже, чтобы опережать других. Но в своей статье в «Forbes» он более подробно описывает, почему он остановился на последних. Потому что там, в первую очередь говорится о такой алгоритмической торговле, как статистический арбитраж.

Ну, вообще-то говоря, это не единственный способ алгоритмической торговли на фондовых рынках. И существуют гораздо более медленные способы, не требующие подобных затрат. Но, к сожалению, Андрей Мовчан их всех относит к одураченным случайностям. Все, кто получил положительный результат другими методами, отличными от вышеперечисленных товарищей, являются ничем иным, как просто случайно заработавшие на каком-то случайном событии.

Хотя такое утверждение имеет право на жизнь и даже более того, оно абсолютно логично следует из того состава основных игроков на рынке, которых привел Андрей Мовчан. Действительно, если у нас все определяется теми несколькими группами, которых можно перечесть на пальцах одной руки, мною уже вышеперечисленных, то тогда действительно рынок, фактически, манипулируем, и на нем могут делать эти группы все, что угодно и никакие алгоритмические методы работать не могут. В этом смысле он совершенно прав.

Но если убрать из его построения эту посылку, а предположить, что все-таки на рынке расцветают тысячи цветов. То есть тысячи людей, которые занимаются совершенно разными методами торговли, совершенно разными способами принятия решений, и ни одна из этих групп людей не обладает достаточным капиталом. Групп людей с похожими методами принятия решений, не обладает достаточным капиталом для того, чтобы сдвинуть рынок в свою сторону на нужную ему величину. Вот в этом предположении вся конструкция Андрея, к сожалению, рушится. И в этом случае, если рынок, мы на рынке можем найти какие-то отличия от, так называемого белого шума, то эти отличия позволяют прекрасно себя чувствовать, в том числе, и алгоритмическим трейдерам, далеко не тратившим сотни миллионов долларов на супертехнологии.

Тем более, что вероятнее всего, Андрей говорит об американском фондовом рынке, говоря о сотнях миллионах долларов. На российском фондовом рынке такие же технологии стоят гораздо дешевле. Андрей просто говорит, что алготрейдинг предоставляет собой небольшую «лонговую» позицию и торговлю нескольких паттернов. И после этого говорит, что такая торговля обречена на вымирание. Но, наверное, когда мы говорим о каком-то узком, специализированном отдельном методе, такое может быть.

Даже Андрей и прав, конечно, когда говорит о статистическом арбитраже, как о погоне за быстрым исполнением заявок. Действительно, мы работаем на очень, достаточно, узких спредах и скорость исполнения заявки в этой ситуации приобретает решающее значение.

Однако, если говорить, все-таки, об истории американского рынка, американская история американского рынка знала и совершенно другие примеры. На слуху у всех James Harris Simons с его успешным фондом «Medallion», который ни разу в своей истории, включая кризис 2008 года, а фонд работает с 1988 года, не получил годовую прибыль меньше 20%. Хотя Андрей ничтоже сумняшеся, пишет, что, больше 15% на протяжении 10 лет зарабатывать никто не может. А если кто-то заработал, то это значит – один раз повезло. Но везение уже на протяжении, практически, 28 лет, это как-то не вкладывается в ту концепцию, о которой говорит Андрей.

Конечно, Андрей мог бы мне возразить, что «Medallion» - это крупный фонд, где работает много программистов и, соответственно, он вложился в соответствующие технологии. Но в интервью 2012 года тот же Саймонс откровенно говорит, что его фонд, примерно, на треть работает по достаточно медленным стратегиям, которые не требуют таких затрат. Также очень много примеров успешных управляющих приводит Майкл Ковел в своей книге «Следование за трендами». Там фигурируют такие управляющие, в первую очередь, как Джесси Паркер. Это один из знаменитых, это самый, наверное, знаменитая «черепаха», ученик Денниса. Он основал, в общем-то, свой фонд в глубинке и этот фонд на протяжении 12 лет торговал, чуть ли не по телефону.

И только вот когда, с развитием интернет-технологий, у него начались автоматизации исполнения заявок. Но, тем не менее, этот фонд на протяжении этих 12 лет…в книге приводятся данные с 1988 года по 2003, успешно обгонял индекс S&P 500. А ведь надо помнить, что это года его бурного роста – роста S&P 500.

В общем-то, успешных примеров, достаточно, много. И эти примеры ведут ни к каким-то разовым событиям, как говорит Андрей в своей статье, типа, купил Apple или купил наши акции на дне кризиса 2008 года. А это примеры уже на протяжении долгих-долгих лет. Если Андрей, к сожалению, эти примеры относит к воле случая, то, я думаю, что это неправильно было бы так говорить. Само по себе уже существование таких людей, как Саймонс, Паркер и еще целый ряд управляющих, о которых можно прочесть как в упомянутой мною книге, так и в различных интернет-статьях, отрицает то, что на рынке живут только те перечисленные группы, о которых я рассказал в самом начале, о которых говорит Андрей.

В своей критике алгоритмического трейдинга, как в статье «Форбс», так и в статье Facebook, Андрей почему-то, по неизвестным мне причинам, а, может быть, мы можем только догадываться о том, по каким причинам, выбирает только лишь один способ торговли и его критикует. В первой статье он говорит только о статистическом арбитраже, во второй статье – о небольшой доле «лонговых» позиций, плюс паттерны.

Хотя любой человек, занимающийся алгоритмической торговлей, знает, что идеи в этой алгоритмической торговле далеко не две, как критикует Андрей в своих статьях. Их десятки, может быть – сотни. И, более того, каждая одна идея может быть разбита по своим параметрам на сотни, а то и тысячи роботов, совершающих сделки в разные моменты времени. Как это, например, сделано в нашей компании, где торгуется 30 идей, разбитых, примерно, на 700 роботов.

И когда Андрей говорит о всего лишь паре методов алгоритмической торговли, это очень хороший прием: взять две идеи и сказать, что рано или поздно одна из этих идей умрет. Ну, или вторая идея. И рынок, если предположить не как Андрея, что там всего лишь несколько манипуляторов, а много-много игроков, он обладает множествами неэффективностей. Более того, эти неэффективности могут меняться со временем. И только постоянно отслеживание этих неэффективностей, постоянное подстраивание собственных правил под изменяющиеся неэффективности, может принести успех на этом рынке.

И только человек в своей практической работе, редко сталкивавшийся вот с этой кропотливой трудной работой, может говорить о том, что существует всего лишь два метода.

Алготрейдинг – это очень сложная тема. И, конечно, в алготрейдинге есть свои аферисты, которые предлагают по 5% в месяц, которые замалчивают о существующих рисках, которые не дают емкость своих портфелей. А примеры те же, о которых я говорил, они говорят о том, что все-таки алготрейдинг успешен до какого-то предела. И чем у вас длиннее время в позиции по алгоритмической торговле, тем выше ваш предел. Конечно, более высокая частота торговли, которую, собственно, и критиковал Андрей в своей первой статье в «Форбс», она достигает своего предела гораздо быстрее. Но, как следует из книжки Майкла Ковела, тенденция, следование за тенденциями - оно может быть гораздо более долгосрочным, чем та частота, с которой работают на спредах наши статистические арбитражеры.

А более долгосрочные сложения подразумевают и большую возможность привлечения средств, но, правда, тоже до определенного предела. Так что если говорить о соотношении емкость и доходность, то цифры, приведенные Андреем для определенных сумм, конечно, абсолютно неверны. Вот самое главное, что я хотел сказать.

И, прежде всего, я хотел бы все-таки обнадежить наших зрителей тем, что рынок – это не игра нескольких манипуляторов. Рынок – это действительно, где идет игра мозгов, где идет игра умений, навыков и опыта. И если человек обладает всеми этими вещами, то необязательно зацикливаться на одном методе управления капиталом, а надо пробовать искать и находить свое, в чем человек будет успешен. Рынок – это то место, где навыки, знания и опыт могут принести доход любому человеку. И в этой ситуации, конечно, агрессивная манера написания статьи Андреем не делает ему чести, особенно запугивание инвестора абсолютно ложным и превратным видением рынка. Можно красиво сделать ложный вывод, обложить его некими красивостями, как делал это Андрей в статье, кстати, и набрать 2000 лайков в Facebook. В общем-то, противоречие как историческим данным, историческим примерам, так и элементарной логике. Это лишь еще раз доказывает, что из изложенных посылок мы можем сделать любую конфетку, которая, в самом деле, является пустышкой.

Вы знаете, была такая детская игра, когда съедалась конфетка и заворачивалась бумажка. А потом кто-то брал ее из конфетницы. Вот Андрей, в данной ситуации, предложил нам статью об алгоритмическом трейдинге в виде такой пустой обертки, к сожалению, на которую клюнули наши СМИ, не разобравшись в вопросе предмета.

Вернуться к списку